Выскажите мнение

Ваше мнение о законе О социальном патронате?
 

Поиск

Рекомендуем посетить

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

На сайте

Сейчас 50 гостей онлайн

Счётчик посещений


Подключите RSS

Правовые аспекты ввендегния ювенальной юстиции в Российской Федерации Печать E-mail
24.06.2012 11:36

Отправным пунктом введения ювенальной юстиции в Российской Федерации следует считать ратификацию Российской Федерации Конвенции ООН о правах ребенка, которая состоялась в 1990 году. В проекте федерального закона "Об основах системы ювенальной юстиции", размещённом на сайте «Ювенальная юстиция в России» http://www.juvenilejustice.ru/documents/d/przak/fzpoekt система ювенальной юстиции определяется как «совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего)».

Таким образом, вопреки утверждениям адептов ювенальной системы, она представляет собой не только правосудие в отношении несовершеннолетних, но ещё целую систему органов и организаций, занимающихся защитой прав, свобод и интересов ребенка и применяющих в этих целях определённые процедуры и действия (так называемые «ювенальные технологии»).

К государственным органам, входящим в систему ювенальной юстиции, согласно тому же законопроекту, относятся как ювенальные суды, так и уполномоченные по правам ребенка, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы и учреждения юстиции, внутренних дел, здравоохранения, образования и культуры, опеки и попечительства, и многие другие службы, специализирующиеся на работе с детьми, а также должностные лица.

И действуют они не только в отношении детей, находящихся в конфликте с законом, но, как определено в законопроекте, в отношении всех детей, нуждающихся в защите их прав, свобод и законных интересов, в первую очередь, в отношении беспризорных и безнадзорных детей, и, что немаловажно, в отношении родителей и лиц, их заменяющих, ответственных за воспитание детей.

Следует отметить, что в отличие от беспризорного ребенка, не имеющего места жительства, безнадзорный ребенок - это тот, который живёт в семье, но как сказано в законе, «контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц». Но что такое надлежащее или ненадлежащее воспитание, каковы обязанности родителей по отношению к своим детям, действующим законодательством не определено.

Зато в законодательстве имеются нормы, позволяющие отбирать таких детей у родителей и помещать их в специализированные учреждения (приюты) даже без решения суда. Это и есть ювенальные технологии, так как согласно упомянутому законопроекту, процедуры и механизмы, используемые и применяемые в процессе защиты прав, свобод и законных интересов детей, определяются в нормативных правовых актах и обеспечивают основы организации системы ювенальной юстиции.

Эти ювенальные технологии были включены в национальное законодательство после ратификации Конвенции ООН о правах ребенка и представляют собой кальку законодательства западных стран, которая механически перенесена в российское правовое поле и зачастую не согласуется с системой отечественного законодательства.

Так, статья 77 Семейного кодекса РФ позволяет органам опеки и попечительства отбирать детей у родителей только при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью с обязательным в течение последующих семи дней обращением в суд с иском о лишении родительских прав или об ограничении их родительских прав. Эти коллизии в законодательстве приводят к тому, что органы опеки и попечительства, изымая детей из так называемых «неблагополучных» семей, составляют анекдотические акты о том, что, например, недостаток в холодильнике некоторых продуктов питания, беспорядок в квартире, неглаженая детская одежда, являются угрозой жизни или здоровью ребенка и помещают его в приют. При этом зачастую они не торопятся подавать иск в суд, так как на самом деле правовых оснований для лишения или ограничения родительских прав недостаточно. Зато к родителям предъявляются жёсткие требования, что если они не согласятся на соблюдение определённых условий, то дети будут отобраны навсегда. Парализованные от ужаса родители, как правило безоговорочно подписывают любые бумаги: о добровольном согласии на помещение ребенка в приют на неопределённое время для проведения неких «реабилитационных работ», о согласии на контроль со стороны органов опеки за всем, что происходит в их семье, о выполнении любых требований со стороны детских органов и т.д. Ну а если родители вдруг откажутся от навязываемого им «добровольного» патроната, то это даёт основания истцам утверждать в суде, что родители не желают исправлять ситуацию, следовательно, дети им не нужны.

Так ювенальные технологии входят в нашу жизнь.

Помимо возможности помещения безнадзорного ребенка в приют, в отечественное законодательство были включены ещё некоторые ювенальные технологии.

Так, Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» фактически приравнял несовершеннолетних детей в правах к взрослым лицам и запретил взрослым препятствовать осуществлению детьми своих прав, в том числе установленных международными нормами, а также позволил некоммерческим организациям, в том числе международным объединениям, осуществлять деятельность по защите прав детей и оспаривать в судебном порядке неправомерные, ущемляющие или нарушающие права детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, действия любых граждан: должностных лиц, родителей (лиц, их заменяющих), педагогических, медицинских, социальных работников и других. Федеральный закон установил также приоритет личного и социального благополучия ребенка, обеспечение специализации правоприменительных процедур (действий) с его участием или в его интересах, гуманизацию наказаний.

Одновременно наметилась тенденция выделения прав ребенка в отдельный правовой институт. Так, Семейный кодекс РФ позволил несовершеннолетним с 10-летнего возраста обращаться в органы опеки и попечительства с жалобами на нарушение их прав и интересов со стороны родителей, а с 14 лет – самостоятельно предъявлять иски к родителям в суд. Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» предоставили право несовершеннолетним с 15 лет самостоятельно решать вопросы охраны своего здоровья, в том числе лечения от наркомании, производства абортов, без участия родителей, лишая их возможности защищать интересы своих несовершеннолетних детей.

В детских учреждениях началась активная пропаганда детских прав, трактуемых в широком либеральном духе, которые дети, якобы, вправе самостоятельно осуществлять, а родители, запрещающие что-либо, оказываются нарушителями закона. Появилась широкая система опросов детей о соблюдении родителями детских прав, сбора конфиденциальной информации о семьях (паспортов здоровья детей, согласий на предоставление и обработку персональных данных и т.д.). При этом совершенно не учитывается положение статьи 60 Конституции РФ, согласно которой граждане могут самостоятельно осуществлять свои права в полном объёме с 18 лет. До этого их законными представителями по общему правилу, установленному Семейным кодексом РФ, являются родители, которые вправе самостоятельно воспитывать своих детей (статья 38 Конституции РФ).

Тем не менее, с целью защиты специфических «прав детей», в 2009 году в России был введен институт Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, который является неконституционным органом и существование которого нарушает основные права и свободы граждан РФ.

Нельзя не сказать о том, что в октябре 2010 года Государственная Дума РФ отклонила поправки в Федеральный конституционный закон "О судебной системе в Российской Федерации", предусматривающие создание системы ювенальных судов. Несмотря на это, ювенальные составы продолжают действовать в ряде «пилотных» регионов России. Такое положение нарушает часть 3 статьи 118 Конституции РФ, согласно которой судебная система страны устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Кроме того, оно попирает конституционное право каждого гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47 Конституции Российской Федерации).

Кроме того, из обобщения практики внедрения элементов ювенальных технологий в Ростовской области за июль 2008 года, сделанного судьёй Ростовского областного суда Е.Л.Вороновой, следует, что социальные работники при ювенальных судах (сейчас помощники судей) «работали по контракту ПРО ООН, который оплачивал их работу». Это является прямым нарушением статьи 124 Конституции РФ, согласно которой финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом. На рассмотрении в Государственной Думе РФ находится ещё ряд законопроектов, по которым можно судить о том, что ждёт детей и их родителей в случае дальнейшего введения ювенальных технологий в нашей стране.

В 2009 году в Государственную Думу РФ был внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание», которым предлагается ввести в законодательство РФ понятие «забота о ребенке», означающее определённый уровень жизни ребенка и установить различные виды ответственности за его не обеспечение. В семейном законодательстве это лишение родительских прав, ограничение родительских прав, а также отобрание ребенка у родителей. На практике это означает, что ребенок может быть изъят из семьи из-за бедности независимо от вины родителей, а исключительно по факту отсутствия необходимого уровня жизни.

Вводится понятие ненадлежащего воспитания детей, которое определяется в широком либеральном духе, позволяющем привлечь к ответственности за ненадлежащее воспитание практически любого родителя. Устанавливается повышенная административная (в виде штрафов) и уголовная ответственность за ненадлежащее содержание и воспитание детей.

Так, в статье 156 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, предлагается раскрыть понятие жестокого обращения с детьми, под которым предлагается понимать «грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с несовершеннолетним, включая физическое или психическое насилие над ним». Как видно из данного определения, оно касается не только физических наказаний, но и иных мер воспитательного характера, которыми могут быть признаны практически любые способы воздействия на ребенка. При этом говорится не о побоях, истязаниях детей, причинении вреда здоровью и других преступлениях против личности, ответственность за которые уже предусмотрена в соответствующих статьях УК РФ. Речь в законопроекте идёт о мерах воспитательного характера, применяемых родителями, которые не причиняют вреда здоровью ребенка, то есть о запрете любых домашних наказаний. Получается, что теперь за безобидный шлепок или неосторожное слово можно попасть за решетку (до трёх лет лишения свободы). Привлечение к уголовной ответственности подразумевает одновременное применение положений СК РФ об изъятии из семьи ребенка и лишении родительских прав в связи с жестоким обращением.

Одновременно в Государственную Думу РФ внесен ряд проектов федеральных законов, которые резко ужесточают основание и порядок взыскания с родителей или лиц, их заменяющих, расходов на содержание детей, в том числе отобранных ювенальными органами и находящихся в специальных учреждениях. К ним относятся расходы по содержанию, образованию, медицинскому обслуживанию, на отдых и оздоровление, а также по обеспечению жильём. Содержание в виде алиментов должно будет предоставляться детям в твёрдых денежных суммах, то есть независимо от размера заработной платы родителей. Одновременно предусматривается увеличение мер уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей. Существуют также законопроекты, предусматривающие рассмотрение дела о лишении родительских прав в суде в ускоренном порядке с одновременным предъявлением к родителям требований о компенсации ребенку морального вреда, возмещении имущественного вреда, причиненного родителями, о выселении родителей (одного из них), лишенных родительских прав, без предоставления иного жилого помещения и т.д.

Согласно Конституции страны, Россия - социальное государство, которое создаёт определенные социальные условия, направленные на обеспечение государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства. А в соответствии со статьёй 39 Конституции РФ каждому гарантируется социальное обеспечение для воспитания детей. Дискриминация по социальному признаку не допускается(!). Поэтому применяемые к родителям за «ненадлежащее воспитание и содержание» меры могли бы быть оправданы лишь в условиях выполнения государством обязательств по поддержке семьи и детства, гарантированных основным законом.

В последнее время появилось много случаев изъятия детей из семей по самым широким и порой шокирующим основаниям: недостаточное материальное обеспечение, ненадлежащие жилищные условия, не сделан ремонт, долги за жильё и коммунальные услуги, отсутствие работы у родителей, беспорядок в квартире, отсутствие прививок, пропуски школьных занятий, неопрятный вид детей и многое другое.

Вот лишь некоторые из таких дел:  у семьи Павла Пчелинцева (г. Нижний Новгород) были отобраны 3 детей из-за бедности;  у Веры Камкиной из г. Колпино Ленинградской области были отобраны 4 детей из-за долгов за жильё и коммунальные услуги;  у Снежанны Даниловой из Ставропольского края были отобраны 4 из 6 детей из-за ненадлежащих жилищных условий;  у Анастасии Стародумовой (г. Екатеринбург) были отобраны 2 новорожденных детей из-за беспорядка и отсутствия ремонта в съёмной квартире;  у Елены Виноградовой из села Мосейцево Ростовского района 6 из 8 детей были отобраны из-за того, что, проживая в сельской местности, супруги не имели работы, а в доме, находящемся неизвестно на чьём балансе, не сделан капитальный ремонт. Одновременно к отцу детей был предъявлен полуторомиллионный счёт – алименты за содержание детей в приюте;  у семьи Юрия Седова из деревни Барыковка Тульской области было отобрано 3 детей из-за бедности, плохих жилищных условий, неухоженного вида детей;  у Галины Яковлевой из Москвы отобран девятилетний сын лишь на том основании, что мать, одна воспитывающая троих детей и работающая день и ночь, не успела убраться в квартире;  у отца Александра Орехова - настоятеля Храма Рождества Пресвятой Богородицы в селе Хороль Приморского края двое приёмных детей, проживавших в многодетной семье батюшки, отобраны по причине того, что ведут православный образ жизни, посещают церковные службы, не привиты, якобы неопрятны и не имеют друзей в школе;  у семьи Евгении Шохиной в г. Дзержинске Нижегородской области из-за бедности недавно были отобраны 3 детей: трёхлетний сын и годовалые дочки-близнецы.

Утверждая, что все подобные случаи, происходящие одновременно в различных регионах страны, являются лишь «перекосом опек», лоббисты ювенальной системы предлагают упорядочить деятельность этих органов, но не путём исключения из законодательства РФ ювенальных технологий, а, к примеру, приняв на уровне Министерства юстиции регламент деятельности органов опеки и попечительства, предоставив родителям время на исправление ситуации, то есть отбирать детей гуманно.

Но как быть тем, кто не сумел по предписанию органов опеки в установленные ими сроки улучшить свои жилищные условия, сделать ремонт, найти работу? Разве эти люди или их дети виноваты в том, что им приходится жить порой в нечеловеческих условиях? Но специфика ювенальных органов заключается в том, что их не интересует, кто виноват. Важно то, что условия содержания детей не соответствуют установленным стандартам, а, значит, они должны быть изъяты из ненадлежащей среды.

В Венгрии, где не так давно была введена ювенальная система, железнодорожники вышли на забастовку с требованием повысить зарплату, чтобы у них не отбирали детей. Так как, если они будут жить на небольшую зарплату, тогда будут нарушены те социальные стандарты, по которым должны жить их дети. И в этом случае служба ювенальной юстиции в Венгрии отнимет у них детей.

Вот и в России предлагают принять единый социальный стандарт, определяющий минимальный уровень жизни детей. Но кто будет его обеспечивать? В национальном законодательстве отсутствует правовой механизм обеспечения социальных обязательств государства. Да оно и не взяло их на себя при ратификации соответствующих международных соглашений. И если государство действительно заботится о детях, тогда почему-бы не начать поддерживать семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации, прямо сейчас вместо того, чтобы отбирать у них детей?

Напротив, предлагается повысить статус Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, наделив их полномочиями органов превентивного правосудия, этакими «миниправительствами в отношении детства», которые будут предписывать родителям планы защиты прав детей. Отказ от выполнения плана или его нарушение влечёт лишение родительских прав. Таким образом, предлагается не уничтожить ювенальную систему, а достроить её до конца по западному образцу, когда всевластные ювенальные органы способны отобрать ребенка практически у каждой семьи по любому, самому абсурдному поводу (проект Общественной палаты РФ «Государственная система сопровождения семьи в России»).

В законопроекте «Об основах системы ювенальной юстиции» говорится: «В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию ребёнка (несовершеннолетнего)». Именно реабилитация несовершеннолетних и профилактика детской преступности являются главными задачами ювенальной системы и именно ради достижения этих целей она вторгается в семью. Ювенальная логика исходит из того, что чем раньше государство сможет вмешаться в жизнь неблагополучной семьи, тем больше у него шансов исправить ситуацию, предотвратить возможные преступления. В этом основная суть ювенальной юстиции, изменив которую, она потеряет своё назначение и смысл.

Сегодня предлагается создать целую систему ранней профилактики правонарушений несовершеннолетних, а также выявления жестокости и насилия в отношении детей в семьях. В настоящее время такая профилактика затруднена конституционными положениями, направленными на защиту частной жизни, презумпции невиновности и добросовестности родителей. В действующее законодательство предлагается ввести понятие неблагополучных семей и создать единый банк данных таких семей, куда должна заноситься вся информация о таких детях, об отношениях в семье и т.д. Информировать органы обо всех случаях выявления неблагополучных условий содержания детей должны врачи, учителя, детские психологи, милиционеры и все те, кто по роду своей деятельности имеет дело с детьми. В целях улучшения ситуации с информированием органов предложено карать должностных лиц за не доносительство не только умышленное, но и по халатности (если не возникло подозрений) вплоть до привлечения к уголовной ответственности, а также привлекать их как соучастников преступления в отношении несовершеннолетних.

В подавляющем большинстве регионов заключены межведомственные соглашения, предметом которых является выявление семейного неблагополучия, в которых задействованы буквально все органы и должностные лица, работающие с детьми. Признаки семейного неблагополучия весьма широки. К ним, в частности, относятся факты, дающие основание предположить возможное насилие в отношении несовершеннолетних (синяки, царапины), факт постановки семьи на учет в органы социальной помощи, многодетность или напротив, неполная семья, факт смерти одного из родителей, факт наличия задолженности по квартплате свыше 3-х месяцев, заявление ребенка, информация в СМИ и многие другие.

Уже сегодня многие родители сталкиваются с тем, что любая царапина или синяк может повлечь унизительные полицейские допросы, заставляя родителей жить в страхе под «дамокловым мечём» ювенальной юстиции, а приёмных родителей - массово возвращать детей в приюты, опасаясь возможных уголовных преследований. Люди стараются не обращаться за социальной помощью или об улучшении жилищных условий, так как это часто влечёт постановку на учёт в органах опеки.

«На выходе» находится решение о создании национального Центра защиты детей от насилия и эксплуатации по западному образцу.

Усиленно лоббируется принятие специального закона о защите детства. Пи этом понятие насилия (истязание, растение) подменяется понятием «бытовое» или «семейное» насилие, которое рассматривается как нарушение прав детей, трактуемых в широком либеральном духе. А жестокое обращение является квалифицирующим признаком состава преступления, установленного статьёй 156 УК РФ за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Понятие жестокого обращения в настоящее время законодательно не определено.

В последнее время судебная практика по данной категории дел весьма широка. Родителей привлекают к уголовной ответственности и в случае применения мер воспитательного характера, и за привлечение детей к элементарному домашнему труду, и за попытки дисциплинировать ребенка, и по многим другим надуманным основаниям.

Вот некоторые примеры:

Тульская область: Десятилетний мальчик связался с дурной компанией, стал болтаться по улицам, приобщаться к порокам, прогуливать школу, на увещевания родителей отвечал грубостью. После очередной бессонной ночи, проведённой в поисках сына, отец наказал его, ударив пять раз ремнём по мягкому месту. Распустившийся подросток пожаловался в ювенальные органы. Против Виктора Савинова возбудили уголовное дело и он был признан судом виновным в совершении преступления, за которое получил наказание в виде штрафа в размере 5 тысяч рублей (по тысяче за каждый удар ремнём). Наказание небольшое, но сам факт привлечения отца к уголовной ответственности по доносу сына способен сломать жизнь всем членам семьи.

Санкт-Петербург: Александр Кизант наказал сына за не сделанные домашние задания. Узнав об этом, органы опеки и попечительства изъяли единственного ребенка из семьи и поместили его в приют, а против отца возбудили уголовное дело. Пока шли разбирательства, отец, не выдержав горя и позора, скончался.

В подмосковном Одинцово возбуждено уголовное дело против Ирины Маликовой, которая обвиняется в жестоком обращении с ребенком по причине того, что девочка-подросток сама ходила в магазин и готовила себе еду. Подчеркнём, что мать не пьяница и ребенок не голодал, а приобщался к домашнему труду. Отобранная у матери девочка была помещена в семью опекуна, откуда впоследствии доставлена в больницу с побоями.

Во всех случаях дети изымаются из таких «неблагополучных» семей и помещаются в приюты. Но как подобная мера может служить профилактике правонарушений, если по статистике 90 процентов детей, оторванных от родителей, не социализируются? Они не способны стать полноценными членами общества именно по причине отсутствия семьи и в основном пополняют ряды криминальных структур. На Западе уже приходят к пониманию того, что ювенальная система не эффективна.

В докладе Председателя Комиссии по вопросам детства ЮНИСЕФ г-жи Фабьенн Кирьо на совместной Российско-Французской конференции "Защита детей от насилия", состоявшейся 9 ноября 2010 года в Москве, который был посвящён вопросу ранней профилактики, говорилось о том, что на Западе насилие часто исходит от самих детей, особенно от девочек. По словам докладчика, подростки 15-16 лет сопротивляются власти, полиции, часто нападают на людей. Г-жа Фабьенн Кирьо сообщила, что это результат слишком либерального отношения родителей и всего общества, что нужно быть менее толерантными и призвала всех подумать над причинами этого явления.

Последствия введения в России ювенальной юстиции могут быть самыми разрушительными и непредсказуемыми. Учитывая повсеместную бедность, не редко отсутствие работы, и связанное с этим социальное и моральное неблагополучие большинства населения страны, под мечем ювенальных проектов окажется подавляющее большинство российских семей. А необъятная широта и практически полная неопределенность критериев, которыми оперирует ювенальная система, создают возможность изъятия детей практически из любой семьи, принося тем самым неисчислимые бедствия нашему народу! Не говоря уже о росте социального напряжения, недовольства властью и дестабилизации общества.

Безнаказанность и всевластность ювенальных органов создаёт беспрецедентную почву для коррупции. Уже наметилась тенденция использования ювенальных технологий в качестве давления на неугодных. Так, в квартиру защитницы Химкинского леса Евгении Чириковой органы опеки и попечительства пытались проникнуть с проверкой условий содержания детей по якобы имеющемуся анонимному сигналу, у журналистки из г. Тольятти двое детей были отобраны сразу после написания острого материала в СМИ, Павел Пчелинцев также связывает изъятие детей с предшествующим нелестным выступлением в адрес представителей властных структур и т.д. Система ювенальной юстиции удобна также для шантажа, рейдерства и других коррупционных схем.

Совершенно очевидно, что ювенальные технологии представляют собой антидемографическую программу, направленную на сокращение коренного населения не только России, но и всего постсоветского пространства. Прямым следствием введения ювенальной системы станет рост преступности как за счёт выращенных вне дома детей-сирот, так и за счёт «неподсудных» малолетних преступников. Падение авторитета родителей (дети, не уважающие своих родителей, не будут способны уважать ни светскую, ни церковную власть), вседозволенность и безнаказанность, внедряемые ю.ю. под предлогом гуманизации наказаний несовершеннолетних, могут породить самые непредсказуемые последствия. Ещё год назад эксперты предупреждали о возможности возникновения в России молодёжных банд, как на Западе. А сегодня мы уже столкнулись с этим явлением на Манежной площади.

Между тем, никакие международные обязательства Российской Федерации не обязывают её вводить ювенальную систему. Государства могут обеспечивать права своих юных граждан любым способом, соответствующим их национальным особенностям.

Что Россия могла бы противопоставить ювенальной системе? Какая защита действительно нужна нашим детям?

В первую очередь роль государства как внешней карательной силы должна быть адекватна и осуществляться в случаях действительного нарушения прав детей, то есть криминала. Существующая в России наука криминология занимается способами выявления и профилактики правонарушений. Вместо того, чтобы слепо копировать сомнительный опыт других стран, следует обратиться к собственному уникальному и богатому опыту, основанному на наших национальных традициях. Необходимо также развеять миф о неработоспособности существующей системы защиты прав детей.

Нужно реально улучшать положение дел в семьях, которые принято считать неблагополучными, устраняя саму причину такого неблагополучия и закладывая основы действительно эффективной системы оздоровления общества и поддержки доверия граждан к своему государству. Однако необходимым условием предоставления такой помощи должна быть добровольность. Отказ или обращение за ней не должны приводить к дискриминационным последствиям. Нормы, позволяющие отбирать детей без реальной угрозы их жизни и здоровью, должны быть исключены из действующего законодательства.

Необходимо оградить детей от жестокости и распущенности, обрушивающихся на их незрелую психику с экранов телевизоров и рекламных плакатов и формирующих представление о моральных ценностях. Требуется проявление государственной воли в борьбе с алкоголизмом, наркоманией и другими пороками общества, а также разумное распределение приоритетов социальной, семейной и демографической политики, в которых на первое место должно быть поставлено благополучие и нравственное здоровье семьи.

Сложившаяся на сегодняшний день неоднозначная ситуация в области реализации и защиты прав детей и родителей в России, многочисленные эксперименты, проводимые в регионах в рамках апробирования ювенальных технологий, которые, зачастую нарушают конституционные права граждан, разногласия в понимании и применении некоторых правовых норм, обусловили необходимость разработки проекта Концепции изменения законодательства в сфере защиты прав детей и родителей.

Основными принципами указанной Концепции, разработанной нашим общественным центром правовых экспертиз и законопроектной деятельности, являются: 1. Укрепление и поддержание семьи; 2. Принцип независимости семьи; 3. Принцип сохранения семьи, находящейся в трудной жизненной ситуации посредством оказания ей всесторонней помощи, в том числе через систему мер государственной поддержки; 4.Приоритетность воспитания ребенка родителями и кровными родственниками; 5. Реабилитации детей в домашних условиях без изъятия из семьи; 6. Сохранение традиционных семейных ценностей; 7. Возможность ограничения прав ребенка, если он пользуется ими во вред своим интересам; 8. Принцип исправления неблагополучных семей через приобщение к духовно-нравственным ценностям.

Реализация указанных положений требует внесения изменений в ряд федеральных законов и подзаконных нормативных правовых актов.

I. В Семейный кодекс РФ необходимо ввести принцип независимости семьи, и дополнить его положениями, предоставляющими родителям право самостоятельно решать вопросы, касающиеся внутренней жизни своей семьи с учетом интересов детей, воспитывать своих детей любыми не запрещенными законом способами по своему усмотрению в соответствии со своим мировоззрением, религиозными, национальными и культурными традициями исходя из интересов детей, а также ограничивать права ребенка, если он пользуется ими во вред своим интересам, ставя под угрозу своё полноценное физическое, интеллектуальное и нравственное развитие.

Одновременно в Кодексе следует прописать правовую категорию «интересы ребенка», включающую в себя условия, благоприятные для его полноценного физического, интеллектуального и нравственного развития, установить, что обеспечению интересов ребенка способствует удержание детей от курения, употребления алкогольных и спиртосодержащих напитков, наркотиков, сексуальных связей, отсутствия дома в ночное время и других опасных или вредных для ребенка занятий (по усмотрению родителей или иных законных представителей).

Необходимо также предоставить родителям право привлекать детей к посильному домашнему труду, учебе, исполнению религиозных предписаний, соблюдению домашней дисциплины.

Требуется законодательно закрепить приоритет прав родителей на воспитание своих детей независимо от материального положения, социального статуса, вероисповедания и т.д., а в случае их отсутствия – кровных родственников, выполняющих опекунские обязанности.

Из действующего законодательства должны быть исключены правовые нормы, позволяющие изъятие детей из семей по широким и дискриминационным основаниям, что породило волну судебных исков, протестов и недовольства граждан.

С этой целью требуется:

 пересмотреть многочисленные категории детей, приведённые в Федеральных законах "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" и Семейном кодексе РФ, и сократить их исходя из правовой необходимости. Определения оставшихся категорий детей, нуждающихся в социальной помощи, составить без использования неконкретных и дискриминационных критериев, таких как "малообеспеченность", "ненормальное воспитание и развитие", "отклонение в поведении" и т.п. Исключить из указанных Федеральных законов положения, позволяющие помещать таких детей в специализированные учреждения при наличии родителей и без специального судебного разбирательства;  дополнить названные Федеральные законы положением о том, что профилактическая работа с ребенком производится в семье;  в Семейном кодексе РФ конкретизировать и закрыть перечень оснований лишения и ограничения родительских прав, перечисленных в статьях 69 и 73 Семейного кодекса РФ. Формулировки «злоупотребляют родительскими правами», «жестоко обращаются с детьми» и т.п. без их раскрытия не должны приводить к лишению родительских прав. При этом жестоким обращением с детьми должны признаваться исключительно деяния, установленные уголовным законодательством (истязания, побои, изнасилование и т.д.), а не «физическое или психическое насилие над ним». «Хроническое заболевание родителей», как и «стечение тяжёлых обстоятельств» требуется исключить из оснований ограничения родительских прав;  изъятие из семьи ребенка должно быть возможным лишь в случае непосредственной и реальной угрозы жизни или здоровью ребенка, как это указано в статье 77 Семейного кодекса РФ при условии исчерпывающего определения перечня таких угроз;  в Уголовном кодексе РФ и Кодексе РФ об административных правонарушениях предусмотреть ответственность должностных лиц за необоснованное изъятие детей из семей, лишение их свободы и за иные злоупотребления в данной области;  исключить из Уголовного кодекса РФ статью 156 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего);  пересмотреть редакцию статьи 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях, исходя из того, что ответственность родителей может наступать только за неисполнение или ненадлежащее исполнение конкретных родительских обязанностей, которые возложены на них действующим законодательством. С целью законодательного закрепления традиционной модели семьи, направленной на рождение детей, следует определить в Семейном кодексе РФ понятие семьи как союза мужа и жены. Необходимо также привести в соответствие с Конституцией Российской Федерации, её статьёй 60, положения действующего законодательства, необоснованно расширяющие правоспособность несовершеннолетних, такие как: право ребенка с 14 лет самостоятельно обращаться в суд по искам против родителей (ст. 56 ч. 2 СК РФ), самостоятельно решать вопросы охраны своего здоровья с 15 лет, включая лечение от наркомании и производство аборта ("Основы законодательства об охране здоровья граждан»), так как они ведут к разрушению традиционных семейных ценностей, способствуют ухудшению положения ребенка и ограничивают право его родителей (законных представителей) на защиту интересов своих несовершеннолетних детей;

Аналогичные нормы следует исключить и из проекта федерального закона «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», который в настоящее время представлен на обсуждение общественности. Из этого же законопроекта требуется исключить положения, позволяющие удерживать новорожденных детей в специальных учреждениях до достижения ими возраста 4-х лет, а также нормы о возможном принудительном прерывании беременности и стерилизации.

II. Альтернативой изъятия детей из семей предлагается разработка системы социальной помощи семьям в трудной жизненной ситуации, обеспечивающей предоставление помощи государства таким семьям исходя из дифференцированного подхода в зависимости от конкретных обстоятельств и с учётом количества иждивенцев, направленной на эффективное расходование бюджетных средств.

В первую очередь имеется необходимость создания специального Фонда помощи нуждающимся семьям, из которого по заявлению семьи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, могли бы быть предоставлены целевые денежные средства на конкретные и необходимые нужды, обеспечить которые самостоятельно семья не в состоянии. С этой целью можно рассмотреть вопрос о возможности расширения функций Фонда социального страхования либо создания специализированного Фонда помощи семьям в трудной жизненной ситуации и принятия соответствующего нормативного правового акта.

На эти цели предлагается перепрофилировать средства Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, а также Национального фонда защиты детей от жестокого обращения, деятельность которых направлена на внедрение в Российской Федерации ювенальных технологий.

Необходимо также включение в действующее законодательство ряда правовых норм, обеспечивающих работу механизма оказания дифференцированной социальной помощи семьям с детьми.

Так, с целью решения жилищной проблемы требуется внести ряд изменений в Жилищный кодекс РФ, в котором необходимо восстановить порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма семьям с тремя и более детьми на льготных условиях с одновременным принятием комплекса мер по увеличению строительства социального жилья, а также развить положения его главы 10, предусмотрев в качестве оснований предоставления специализированных жилых помещений для социальной защиты отдельных категорий граждан (статья 109 ЖК РФ), в домах социального обслуживания населения (статья 107 ЖК РФ), жилых помещений маневренного жилого фонда (статья 106 ЖК РФ) такие критерии как многодетность, инвалидность, трудная жизненная ситуация и т.д. и разработать порядок предоставления указанных помещений семьям с детьми.

Следует предусмотреть выделение многодетным семьям не только земельных участков, но и оказание помощи на строительство жилья, которое требует значительных материальных затрат.

Следует внести изменение в Федеральный закон "О занятости населения в Российской Федерации", где предусмотреть приоритетное трудоустройство лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации (многодетных, инвалидов, одиноких и т.п.). Наличие таких рабочих мест в условиях рынка можно было бы обеспечить путём создания так называемых социальных предприятий, где на неквалифицированных, но необходимых обществу работах, на основе государственного заказа могли бы быть заняты указанные лица на условиях стабильной оплаты труда. Создание таких предприятий следует стимулировать предоставлением налоговых и других льгот, обеспечивающих конкурентоспособность в экономическом пространстве.

Требуется создать ряд экономических стимулов и возможностей для развития семейного бизнеса, создания дополнительных рабочих мест в регионах.

В Трудовом кодексе РФ должны быть предусмотрены дополнительные меры социальной защиты отдельных категорий граждан (многодетных, одиноких, единственных кормильцев и т.д.) в случае расторжения с ними трудового договора по инициативе администрации.

Размер пособия по безработице также должен определяться исходя из количества в семье детей, нетрудоспособных членов семьи и других обстоятельств, определяемых в законе. Необходимо предусмотреть и специальные доплаты Центра занятости для многодетных и одиноких родителей при трудоустройстве на малооплачиваемую работу.

Социальная помощь семье также должна включать в себя оказание лечения на льготных условиях за счёт расширения перечня бесплатных медицинских услуг для определённых категорий лиц (инвалидов, многодетных, малоимущих и их детей), а также обеспечивать доступ детей к спортивным и развивающим секциям, организациям детского досуга. Эти меры одновременно служили бы цели профилактики правонарушений несовершеннолетних.

С целью социализации неблагополучных семей требуется вернуть принудительное лечение от алкоголизма и наркомании и сделать его бесплатным. Изолировать от общества при необходимости следует не детей из неблагополучных семей, а их родителей, помещая в лечебно – трудовые профилактории.

Отдельно хотелось бы предложить такой вид помощи, как социальная няня для малоимущих многодетных семей, инвалидов и одиноких граждан, с помощью которой можно было бы решить проблему надлежащего ухода за детьми в случае необходимости, а специальные комнаты для детей с воспитателем обеспечили - бы присмотр за несовершеннолетними на время вынужденного отсутствия родителей.

Возможны различные способы оказания социальной помощи с выходом в семью, вплоть до покупки продуктов, помощи в осуществлении ремонта и при других бытовых нуждах в зависимости от конкретной проблемы. При этом социальные службы должны стать координирующими в решении вопроса о характере предоставляемой помощи. Такая система уже частично заложена в Федеральном законе «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации». Необходимо лишь развить эти положения.

Предложенные меры даже в небольшом объёме способны существенно облегчить положение детей и их родителей во многих семьях. Но, разумеется, что высокий уровень финансирования способен более полно решить ту или иную семейную проблему, вывести семью из тяжёлого положения. В условиях дефицита бюджетных средств полагаем необходимым использовать добровольную помощь общественных, благотворительных, волонтёрских и других НКО с возможной частичной оплатой их деятельности за счёт средств государственного заказа в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций". Это позволит направлять бюджетные средства на выполнение приоритетных государственных задач, поддерживая при этом социально-ориентированные НКО.

Социальная поддержка семьям должна предоставляться в соответствии со статьёй 7 Конституции РФ, на исключительно добровольной основе без каких – либо дополнительных условий и уж тем более без репрессивных последствий в отношении семей.

III. Проблемы современных семей являются отражением состояния общества в целом и производными от уровня его нравственной и духовной культуры. Только нравственность человека способна противостоять негативным тенденциям в обществе. Эта проблема включает, прежде всего, формирование у подрастающего поколения нравственного идеала.

В рамках задачи духовно-нравственного возрождения семьи видится необходимым осуществление политики нравственного оздоровления современной российской семьи, что приведет к соответствующему оздоровлению и общества в целом.

Признавая огромное влияние средств массовой информации на формирование сознания современного человека, мы предлагаем принять меры по государственному контролю эфирного вещания. В рамках этих мер предполагается:

- создать на государственном канале сеть телевизионных программ о современных проблемах семьи и их решении, а также традиционных семейных ценностях для просвещения общества в вопросах сохранения и развития семьи, привлекая для участия в них авторитетных государственных, религиозных и общественных деятелей, пропагандирующих высокие нравственные общечеловеческие и семейные ценности; принять ряд законодательных мер, направленных на ограничение в СМИ пропаганды безнравственного поведения, антиобщественного образа жизни; обеспечить участие Церкви и общества в разработке и реализации программы нравственного возрождения общества, патриотического воспитания детей и молодёжи.

Общественный центр правовых экспертиз
и законопроектной деятельности